Денис Васильев: Закон о КИК. Комментарий с позиций здравого смысла

Денис Васильев, юрист, партнер Podolsky, Vasiliev & Klein.  Более 20 лет работает с крупными российскими и международными компаниями по вопросам корпоративного структурирования, налогообложения, недвижимости, договорного и финансового права.

Советы юриста российским «дочкам» зарубежных компаний, иностранным менеджерам в России, российскому бизнесу и частным лицам с заграничными счетами и компаниями.

С момента вступления в силу закона о контролируемых иностранных компаниях (КИК) в январе 2015 года мы наблюдаем за тем, как планомерно и последовательно в России создаются условия для его исполнения.

В начале года в Налоговый Кодекс внесли поправки, снижающие градус напряжения и примиряющие деловое сообщество с курсом на деофшоризацию. Порядок расчета прибыли КИК стал адекватнее благодаря исключению возможности повторного налогообложения дивидендов. Бизнесменам дали больше времени на принятие решений, увеличив срок подачи уведомления об участии в иностранной компании с одного месяца до трех.

В мае последовал очередной шаг — присоединение к международному договору об автоматическом обмене финансовой информацией с 80-ю юрисдикциями.

Раньше фискальные органы делали запрос в Центробанк иностранного государства, который либо отвечал, либо игнорировал обращение. С ратификацией этого договора вся финансовая информация будет передаваться им в автоматическом режиме. К осени 2018 года налоговики получат первые сведения об иностранных счетах российских налоговых резидентов-физлиц и организаций, бенефициарами которых являются россияне. Российские финансовые институты, в свою очередь, начнут на системной основе передавать за рубеж данные об иностранных налоговых резидентах.

То есть нашим госорганам вскоре будут доступны сведения о вложениях в ценные бумаги, банковских счетах и вкладах, об именах и адресах их владельцев, о номерах и балансах счетов, суммах процентов по вкладам и выплат по финансовым инструментам, договорам страхования и проч.

Глобальную базу финансовой информации налоговики будут использовать для проверки наличия у российских налоговых резидентов долей в иностранных компаниях и, при определенных условиях, — для доначисления налогов.

Сбор данных внутри страны уже идет. По Закону о КИК физические и юридические лица обязаны известить налоговые органы:

  • о наличии прямой или косвенной доли в иностранной организации, превышающей 10%;
  • об учреждении иностранной структуры без образования юрлица, о контроле над такой структурой или фактическом праве на любой получаемый ею доход;
  • о фактически контролируемых налогоплательщиком иностранных компаниях (КИК).

Когда вас могут обязать доплатить налоги?

Предписание доплатить налоги может возникнуть, если человек или организация являются не просто участником иностранной компании, а контролирующим ее лицом.

Контролирующими лицами признаются юридические и физические лица, чья доля в иностранной компании (для физлиц — с учетом зарубежных активов ближайших родственников):

  • превышает 25%;
  • превышает 10%, и российские налоговые резиденты совокупно владеют как минимум половиной бизнеса.

Обратите внимание на одну из самых сильных новелл этого закона — существенное расширение понятия налогового резидентства. Мы привыкли к тому, что российским налоговым резидентом считаются человек, который находится на ее территории минимум 183 дня в году и платит здесь налоги, или зарегистрированная в России компания. Закон о КИК дополнил это определение термином «управление из России», означающим контроль деятельности иностранной компании с российской территории.

Расскажу, как это может выглядеть на практике.

Пример 1. Российский холдинг нанял генерального директора-иностранца. У этого CEO за рубежом есть некая созданная им компания. Небольшое консалтинговое бюро, трастовый фонд, детский клуб, открытый для жены, — не важно. По закону о КИК его бизнес может быть признан российским налоговым резидентом. На основании того, что владелец управляет им из России.

Пример 2. Живущий и работающий в России бизнесмен открыл на Кипре отель пополам с местным гостиничным оператором (который этим отелем и управляет). По российским законам бизнесмен признается контролирующим лицом, должен отчитываться о доходах отеля и платить налоги со своей прибыли.

Пример 3. Россиянин решил купить недвижимость за рубежом и/или получить второе гражданство. В некоторых странах для этого требуется инвестировать в национальную экономику. Скажем, приобрести не дом, а акции построившей его компании или другой местной организации. В таком случае он обязан оповестить об этом российских налоговиков, которые уже примут решение о необходимости доначисления налогов.

Кого касается закон о деофшоризации, и что с этим делать?

Закон о КИК затрагивает всех юридических и физических лиц, имеющих отношение к иностранным структурам. От топов-экспатов с бизнесом на родине и членов советов директоров иностранных компаний (которых в стране немного), до большого числа российских организаций, когда-то давно начавших использовать совершенно легальные на тот момент офшоры. Причем не обязательно в целях экономии, но и из-за лучшей защиты прав акционеров, по настоянию зарубежных партнеров и многим другим объективным причинам. Скажу больше, офшоры придумали много лет назад, чтобы английская знать, не теряя лицо, могла заниматься торговлей наряду с купцами.

Компаниям, которых касается закон о КИК, я рекомендую уже сейчас сделать ревизию всех имеющихся у них зарубежных структур и описать их функции. Проанализировать цепочку движения средств. Понять, какие дополнительные расходы вам предстоят и что нужно сделать, чтобы свести их к минимуму. Как перестроить цепочку движения средств? Насколько вам сейчас нужна и полезна каждая задействованная в ней структура? В какой из используемых вами юрисдикций цепочку выгоднее всего прервать? Все это вам предстоит выяснить в ближайшее время.

Чтобы провести такой анализ, спланировать и сделать нужные изменения с учетом всех законодательных требований, вам понадобится команда из российских и зарубежных юристов, работающих с иностранными юрисдикциями.

Проще всего будет попросить консалтинговую компанию, состоящую в одной из международных профессиональных ассоциаций, например, в International Business Law Consortium (IBLC), собрать для вас рабочую группу с участием зарубежных партнеров.

Иностранным компаниям я советую привлечь местных аудиторов и юристов, чтобы выяснить, не попадают ли они под действие закона о КИК по признаку управления из России.

Основные выводы

Нет никаких сомнений в том, что закон о КИК вскоре начнет полноценно работать, поскольку он отражает интересы первых лиц многих государств, в том числе России. На мой взгляд, основная его задача — не столько сбор налогов, сколько сбор базы данных об аффилированности с иностранными организациями, лицами и структурами. На основании полученных сведений могут приниматься решения о назначении на ответственные должности, о допуске компаний к тендерам и госзакупкам, гостайне, поставкам продукции для нужд оборонно-промышленного комплекса.

Соответственно, имеющий такое «двойное дно» курс на возврат средств в страну — это не разовая акция, а стратегическое решение. Законодательная база совершенствуется, компетентность российских налоговых органов постоянно растет. Уже в 2019 году начнется системная, всеобщая проверка физических и юридических лиц на предмет уклонения от уплаты налогов с прибыли КИК. Российских налоговых резидентов будут штрафовать за это нарушение в размере 20% от суммы неуплаченного налога (не менее 100 тысяч рублей). Это реальность, к которой стоит готовиться уже сейчас.

Посмотрите видео презентацию Дениса Васильева «Деоффшоризация в России»

Добавить комментарий